• 21/05/2022 10:56

MAGISTRA

Молодёжный информационный портал

ЧЁРТОВА ДЮЖИНА

Май 23, 2021

Цикл рассказов

Первая любовь

– Куда намылилась, чикуля? – Вадим стоял перед Женей и улыбался. Смуглый черноволосый с вымазанным гелем чубом  старшеклассник почему-то стал её преследовать.

– Не трогай меня, пожалуйста. Можно я пройду?

– Не-а. Не дёргайся!

– Ты же меня сейчас стукнешь.

– Не так это называется. Это называется – шлёпнешь! Запомни, чикуля!

Он практически перекрыл ей дорогу, а она, прислонившись спиной к стене, медленно ползла. Боялась оставить свою пятую точку без защиты.

– Ты же больно бьёшь! У меня синяки скоро там будут!

– Да ладно тебе! Сама же кайф ловишь от этого! – он ещё шире улыбался и ждал, когда получится ударить.

* * *

– О! Чикуля! – Через пять лет Вадим встретил Женю на встрече выпускников через год после окончания школы. – Какими судьбами? Ты же живёшь в другом городе!

– Ну и что? Приехала в гости вот. Как ты? Как семья? Сына как назвали?

– Сашка. На меня похож!

– Где ты сейчас? Кем работаешь?

– Сварщиком. На заводе. Перебиваемся с копейки на копейку. А так ничё, жизнь бьёт ключом. Гаечным. По голове.

– Помнишь, как ты мне пройти по этим коридорам не давал? – Женя вспомнила и рассмеялась. – Я тогда всерьёз в тебя влюбилась. А ты играл просто.

– Ой, ладно! Небось, сейчас и не помнишь обо мне!

– Как знать…

– Я хотел замутить с тобой, когда твоя подруга мне подбросила открытку от тебя, а потом вы соврали, что открытку писала она.

– Так это правда. Она мне только потом сказала, что там было. Ты-то точно не помнишь, а я стихотворение запомнила:

«Вспоминай иногда, если будет когда,

Потому что всегда невозможно.

Оставь в сердце своём уголок для меня,

Если это будет возможно».

– Я помню, что всё было измазано какой-то противной блестящей помадой. И подпись: «с любовью», – Вадим рассказывал так, будто это было только вчера. – Когда я открыл эту маленькую открытку, понял, что надо поговорить. Хотел признаться в любви, а потом поржать над тобой.

– Какой же ты…

– А я до сих пор храню ту открытку.

– Правда?!

– Да. Жена хотела выкинуть, а я сказал, что это одна чика в школе писала. Она оставила, где-то лежит теперь. Как воспоминание о школе. Но на самом деле, очень приятные воспоминания.

– А какие приятные воспоминания у моей задницы! Ты себе даже представить не можешь! Как вспомню удары, так гореть начинает!

– Ни хрена себе! – рассмеялся Вадим.

– Вот тебе и ни хрена себе. Ты тогда вообще не рассчитывал силу. Я по стенке ходила, потому что было дико больно!

– Ну извини, – съязвил Вадим.

– Ой, сегодня же восьмое февраля! Твой день рождения!

Вадим округлил глаза.

– С днём рождения! – поздравила Женя.

– Спасибо, чикуля. Не ждал.

– Проходите в зал пожалуйста, начинаем вечер выпускников. – Пригласила ведущая. Вадим сел со своими одноклассниками, Женя – со своими.

С глаз долой

– Пойдём со мной, сладкая, довезу тебя до дома. Ты же где-то в моём районе живёшь, – предложил преподаватель Батыр Абдулович второкурснице Жене. – Поздно уже, и до остановки идти далеко.

– Ты же не местная? – спросил Батыр Абдулович уже в машине.

– Нет, родители в деревне живут. А я тут, в общежитии.

– Нравится в большом городе?

– Не поняла ещё. Суетливо как-то.

– Ну, ты ходила уже куда-то?

– В центре гуляла. В некоторых музеях была. Один раз в театр ходила.

– А в кинотеатр?

– Нет. Там ещё не была.

– Так давай сходим!

– Когда? – Женя растерялась.

– Да хоть сейчас.

– Нет, мне домой нужно. И я должна подумать.

– Над чем? Над походом в кино?

– Над тем, почему Вы меня приглашаете.

– А что тут думать? Я тебе так могу сказать.

– Говорите.

– Ну, всё же очевидно. Ты же хочешь сдать сессию? Хочешь продолжать обучение?

– Вы мне угрожаете?

– Нет, просто предупреждаю.

– То есть после кино Вы меня хотите к себе пригласить?

– А как же? Какой смысл идти в кино, если не приглашать к себе?

– Поймите меня правильно, пожалуйста. Я так не могу. У меня ещё не было мужчины. И я хотела бы, чтобы первый раз был с любимым человеком.

– Да ведь тебе тем более надо переспать со мной первым! Я же опытный, всё сделаю так, чтобы тебе было не больно!

– Но я правда так не могу, – по щекам девушки потекли слёзы. Она судорожно думала, как вежливо отказать, чтобы это отразилось на учёбе. – Я же не люблю Вас.

– Зачем плачешь? Я тебе ещё ничего не сделал.

– Остановите машину, я выйду. Сама доеду.

– Ты не горячись. Всё равно тебе придётся ходить на пары. Всё равно впереди сессия. Ты лучше подумай хорошенько. Я не предлагаю тебе одноразовую любовь. Мы будем долго встречаться. Правда, жениться не обещаю. У меня на родине уже есть жена, а многожёнство в России запрещено. Детей мне родишь. Я тебе помогу карьеру сделать – у меня много связей! Ты ни в чём нуждаться не будешь. Всё сделаю для тебя. Только соглашайся. – Он остановил машину, и Женя вышла возле общежития.

– Спокойной ночи, сладкая, – прислал смс-ку Батыр Абдулович перед сном. И почему любой преподаватель может взять номер телефона в личном деле?

Только сна всю ночь не было.

* * *

– Доброе утро, Батыр Абдулович, – через несколько дней они снова встретились в университете. Он шёл с сокурсницей Жени и о чём-то мило с ней беседовал. Она хихикала, краснела и позволяла ему обнимать себя.

– Доброе, сладкая.

– Мне нужно с Вами поговорить. Я подумала над Вашим предложением.

– Пойдём подальше от всех.

– Это не обязательно.

– Сладкая моя, ты мне отказываешь? Ты же не сдашь сессию, разве не понимаешь?

– Я перевожусь в другой город. Мама уже договорилась. Мне лишь нужно, чтобы сессия была закрыта. Вы поставите мне зачёт?

– Поставлю. Но только если ты точно переведёшься.

– Точно. Сразу после сессии.

– Хорошо. Значит, считай, сдала и зачёт, и экзамен. И с другими преподавателями я договорюсь, чтобы закрыли тебе сессию без троек. Но я тебя больше никогда не должен здесь видеть.

– И не увидите. Ни здесь, ни где-либо ещё.

И не тому научу…

– Так, давай врубай правый поворотник и поворачивай. Аккуратнее, твою мать! – скомандовал Олег, инструктор по вождению. На каждом занятии на нём была какая-то затертая кожаная куртка, местами на ней красовались дырки. Одного переднего зуба у него не было, остальные светились жёлтым налётом и чернотой. Зато пальцы в кольцах. Даже на мизинцах золото.

– Куда мы едем? Это же выезд из города.

– А ты чё, торопишься? У нас впереди полтора часа, как минимум. Тем более, сегодня ты у меня последняя.

– Мне завтра на пары к восьми. А тебе домой разве не надо? Жена же ждёт.

Олег удивлённо посмотрел на меня: я перешла на «ты».

– Ну ты ж наплевала на это, когда ставила вождение в расписание. Тем более, права ты уже получила, какого чёрта отнимаешь моё время?

– Другие платят по пятьсот рублей за дополнительные уроки, почему я должна дарить свои оставшиеся занятия? Тебе в любом случае их оплатят. Нечего халявить. Работай давай. Учи меня ездить. Мне практика нужна.

– Ну вот и погнали тогда.

Осень. Вечер не поздний, но уже было темно. Впервые я ехала по трассе, которую освещал лишь свет фар. Глазам было непривычно и тяжело.

– Почему я сдала экзамен с первого раза?

– Потому что ты молодец, – Олег улыбался.

– Я серьёзно. Нас было тридцать человек. Сдали десять. И я в том числе. Некоторые сдавали во второй и третий раз, и не сдали. На внутреннем я почти провалилась. Если бы не ты, меня не допустили бы в ГАИ.

– Вся учёба только для экзамена. Потом ездишь, как хочешь. Я, например, вообще правила не соблюдаю. Главное, чтобы аварий не было. – Олег вновь давал рекомендации, как и все десять занятий, что мы откатали. – Ты, конечно, сделала мне нервы на экзамене. И вообще какая-то странная была.

– Как в тумане всё прошло. Сейчас кажется, что мне всё приснилось.

– Когда ты первый раз чпокалась?

– Ого. Нормально ты так тему перевёл…

– Да ты задрала уже со своим экзаменом. Всю дорогу будешь про него трындеть.

– Я ещё… не чпокалась, – я покраснела. Олег округлил глаза.

– Когда я жил в Москве, познакомился с девкой, ей тогда было лет двадцать вроде. И вот она начала как-то считать, сколько мужиков у неё было. Стоит, загибает пальцы один за другим. Насчитала около двадцати пяти ухажёров. Глядя на моё офигевшее лицо, она сказала: «Я же не со всеми спала! Только с половиной примерно…»

– Ого…

– И почему мы с тобой не пересеклись раньше?..

– Хорошо, что всё так сложилось. Пусть другая остаётся твоей нелюбимой женой. Я хочу быть любимой.

– Какого хрена я, дурак, ношу это кольцо? Это всё из-за любви к золоту.

– А что бы это изменило?

– Ну мы бы с тобой встречаться начали.

– Что ты имеешь ввиду под словом «встречаться»?

– Всё.

– Всего бы всё равно не было.

– Чойто?

– Я слишком ответственно к этому подхожу. Хочу, чтобы в моей жизни был только один мужчина. Любимый мужчина.

– Ну прям уж! Не ломайся. Всё было бы. Я бы к тебе приходил, и в один прекрасный день ты бы повела себя так, что уже готова и на всё согласна. Тут бы я тебя и чпокнул.

– А потом?

– А потом я бы сказал тебе, что женат. Ты била бы меня в грудь своими маленькими кулачками и кричала бы: «Олег! Как ты мог?!»

– Как в кино…

Олег улыбался.

– Фантазия у тебя, конечно, – я засмеялась.

– Ладно, разворачивайся. Поехали обратно. Раз ты ничего не хочешь.

– Ты до сих пор любишь ту девчонку, которую в Москве тогда встретил?

– Ага. Зацепила она меня сильно. Только поздняк метаться.

– Зачем тогда женился на другой?

– А женятся разве по любви?

* * *

– Алло. – Первого января ровно в девять часов утра раздался телефонный звонок. Номер был незнакомый. Мужской голос. Дома все спали. Я выскочила с телефоном на лестничную площадку, чтобы никого не разбудить. – Кто это?

– Привет, чикса. Только не ори.

– Это кто?

– Обещай, что не будешь вопить как сумасшедшая.

– Обещаю. Кто это?

– Это твой инструктор по вождению.

– Олег?! Ты где взял мой номер?

– Я сейчас специально припёрся в автошколу, чтобы взять твой номер.

– Не ври! Ненавижу, когда врут.

– Хорошо. Я давно взял твой номер, но очковал позвонить. Хочу поздравить тебя с Новым годом.

– Спасибо. И больше, пожалуйста, не звони мне никогда.

Нормуль

– Ты когда-нибудь видела настоящий ледоход? – однажды Женю спросил Ромка, учившийся на курс старше неё.

– Нет. Даже представить не могу, как это.

– Ну нормуль. В этом году обещают, что недели через две лёд тронется. Сходим на набережную посмотреть? Он обычно несколько дней длится.

– Давай сходим. Интересно.

* * *

– Ром, а я сегодня совершенно случайно увидела ледоход, о котором ты мне говорил. Договорились с подругой встретиться в центре и прогулялись до набережной. А там как раз это зрелище! Так здорово! Мы с ней даже сфотографировались там.

– Нормуль. Молодцы, – Ромка будто не хотел со мной разговаривать.

– У тебя всё нормально?

– Да, пойдёт. Нормуль.

– Ром, меня уже давно мучает один вопрос. Можно я его задам?

– Жги.

– Ты мне нравишься. Ты знаешь об этом. Но я не понимаю тебя. Вроде иногда ты чего-то хочешь, а иногда будто мы совсем чужие люди. Что происходит? Или я просто сама себе придумала то, чего нет?

– Нахрена тебе эти сложности? Мозг мне вынести решила?

– Да.

– Ты нормуль. Но мне нахрен не нужны отношения. Это всё друзья. Они все пять лет, пока учились, пытались нас с тобой свести. Нахрена мне это? Бывшая весь мозг вынесла и отбила всякое желание.

– Тогда мне всё понятно. Извини за беспокойство.

* * *

– Рома, я уже хочу спать. Ты домой собираешься уходить? – спустя много лет он оказался у меня дома в компании моих друзей. Я жила одна в ипотечной «однушке». Все разошлись, а он ни в какую не хотел уходить.

– Ты очень клёвая, – он подсел ближе ко мне.

– Сама знаю.

– Ещё лучше, чем тогда.

– И даже не нормуль?

– Даже супер.

– Знаю. Чего ты хочешь?

– Тебя.

– У тебя есть девушка. Нормуль? Это раз. Всё надо делать вовремя. Нормуль? Это два. Ты мне тогда очень нравился. Ты ничего не захотел. Неужели ты думал, что спустя десять лет что-то может получиться? Ты не хотел тогда, я не хочу сейчас. Можешь собираться и уходить.

– Но ведь мы теперь уже никогда не пересечёмся. Ты это понимаешь?

– Ну нормуль. Это же ещё лучше.

А я отказалась

– И чё? Долго мне тебя ещё ждать? – спросил сосед Артём, когда узнал, что после защиты диплома Женя собралась поступать в магистратуру столичного вуза. Она приехала на выходные в деревню, он пришёл к ней в гости.

– Зачем меня ждать?

– Чтоб жениться.

– Ты на мне жениться собираешься? – Женя аж поперхнулась.

– Конечно.

– С чего бы это? Любовь ко мне открылась?

– Она ещё не закрывалась.

– Это ещё что за новость? Ты не заболел?

– Не хочешь – не верь!

– Артём, я считаю, что нужно выходить замуж и жениться только по любви. В остальных случаях это не имеет никакого смысла.

– И чё? Жень, какая любовь? Любовь приходит и уходит, а отношения остаются! Тебе нужен конкретный мужик, как я, а не вся эта хрень в облаках.

– А как выходить за тебя замуж, если я тебя не люблю?

– А чё тут такого? Вот как ты ко мне относишься?

– Мы же дружим с детства! Отношусь к тебе хорошо. Люблю как друга, даже как брата можно сказать. Но что это имеет общего со свадьбой и семьёй?

– Ты чё хочешь сказать, что я тебя могу не ждать?

– Какой в этом смысл? В деревню я не вернусь. Ищи себе конкретную девушку и живи своей жизнью. У тебя обязательно всё будет хорошо.

– Жаль. А я чёт надеялся…

* * *

– Жень, Артём Воробьев утонул, – спустя полгода девушке сообщила мама.

– Как утонул?

– Так вышло. Катались на катамаране, у него отказал мотор и он начал тонуть. Артём выкинул на берег ребёнка, вытолкнул из водоворота маму этого ребёнка, а сам вместе с катамараном ушёл на дно. Плавать-то он не умел, а спасательного жилета на нём не было.

– Он ведь мне замуж предлагал. А я отказалась…

Кто девушку кормит…

Я приехала в Москву – поступать в мгистратуру.

– Хавать хочешь? – этими словами встретил меня на вокзале мой давний знакомый и хороший друг Сашка.

– Не мешало бы.

– Тогда такое предложение: завозим сумки ко мне и сразу в ресторан. Ты как к японской кухне относишься?

– Никак, никогда не пробовала.

– Отлично. Значит рванём в суши-бар.

* * *

– Что будешь? Суши, роллы, соба, мисо-суп…

– Можно мне что-нибудь наиболее привычное?

– Гречневая лапша с курицей и овощами подойдёт?

– Да, думаю.

– Принесите нам, пожалуйста, вот этот набор и собу с курицей и овощами. Чай «Наглый фрукт», можно сразу. Да, и ещё вилку девушке. – Сашка заказал всё и приступил к расспросам:

– Ну, рассказывай. Как докатилась до такой жизни?

– Ну как-как? Вниз под горочку. Тесно мне там стало, решила вот Москву покорить. Как думаешь, покорится она мне?

– Ой! Да тебе кто угодно покорится!

– Даже ты?

– Нет. Со мной этот номер не пройдёт. Меня приручить уже никому не удастся.

– Эх, жаль… А я-то думала… Помнишь, как мы познакомились?

– Конечно. Твой номер после олимпиады нашёл и позвонил. Причём так забавно вышло! На олимпиаде ты так мне понравилась, но я даже не знал, как тебя зовут. А тут пришёл к другу и увидел тебя на фотографии. Жизнь – странная штука.

– Это просто мысли материальны. Ты захотел, и желание исполнилось. Я тогда часто знакомилась по телефону: мне звонили, я звонила. Но вот встречаться с собеседниками никогда не хотела. Как-то не совпадали ожидания с реальностью.

– То есть я исключение?

– Нет. Просто с тобой знакомство слишком затянулось.

– А я-то думал… – В этот момент принесли собу и набор роллов. Чай мы уже давно пили. – Принесите ещё чай, пожалуйста. Попробуешь вот это? – Сашка предложил что-то розовое. С палочками он обращался очень умело. Легко подхватил это «что-то» и поднёс к моему рту. Реакцию мою он увидел мгновенно:

– Что это?! Фуууу! – Я взяла салфетку, всё выплюнула и завернула. Сашка смеялся.

– Вот это давай. Это сладенькое. Чтоб перебить вкус. – Он снова поднёс к моему рту что-то маленькое зеленое. Но это было ещё хуже! Рот моментально охватило огнём! Я вновь поступила так же и запила чаем. Сашка смеялся ещё больше.

– Что это?! – я была готова убить его.

– Первое – имбирь. Странно, что он тебе не понравился. Второе – васаби. Зелёная горчица, по-русски говоря.

– Горчица?! Ты мне сказал, что горчица сладкая?! Всё! Больше я тебе верить никогда не буду!

– Суши вот попробуй.

– Спасибо, я лучше свою собу есть буду. Надеюсь, она без горчицы.

– Да, всё остальное здесь вполне съестное. Не бойся. – Сашка не переставал смеяться.

– Ну, давай попробую. – Он взял палочками комочек риса, накрытый кусочком красной рыбы. И целиком положил мне в рот. Пока жевала, ничего произнести не могла. Когда всё проглотила, смогла проговорить: – Правда, очень вкусно.

– Роллы попробуешь?

– Давай. – Я уже сразу открыла рот. Он положил мне ролл с красной икрой. – И это вкусно.

– Собу-то есть свою будешь?

– Буду!

– Ты тут ложишься, – вечером Сашка добродушно уступил мне место на своём диване, сам лёг рядом на полу. Даже намёков ни на что не было! Меня это удивило, но очень порадовало.

* * *

– Сейчас в универ, сдашь экзамен, и я провожу тебя на поезд, – объявил Сашка утром за завтраком.

– Спасибо тебе за всё. Была рада с тобой повидаться, – говорила я на вокзале во время прощания.

– Приезжай ещё!

– Ну если поступлю, то точно будем чаще видеться. Только кто знает, случится ли это…

– Счастливого пути!

Математик

– Пойдём в кино?

– Почему бы и нет?

– Заеду за тобой на такси? – Тимур был почти на десять лет старше меня и изображал из себя галантного кавалера.

– Часа через три буду готова.

* * *

– На какой фильм хочешь?

– «Сумерки», конечно же. – По дороге в кинотеатр обсуждали, на что пойдём. Я пыталась выяснить, будет ли он потакать моим прихотям.

– О, нет. Только не «Сумерки»! Что угодно, только не они!

Я молчала.

– Сто пятьдесят рублей, – сообщил таксист, когда мы подъехали к кинотеатру.

– У меня призовая поездка. Вы должны сделать скидку пятьдесят рублей.

– Сейчас узнаю у диспетчера.

Я вышла на улицу и ждала минут пятнадцать, когда Тимур решит вопрос со скидкой. Очень замёрзла: мороз был около двадцати градусов.

– О, привет! – Тимур встретил знакомых возле кассы. – Купи, пожалуйста, нам тоже билеты на «Битву богов», – попросил он знакомого, – я пока схожу за попкорном и колой.

Я ждала в стороне.

– Вот как я решил тебе компенсировать «Сумерки»! – Тимур протянул мне колу в стакане с иллюстрацией из фильма. – Пойдём! – Он взял билеты у знакомого, и мы все вместе прошли в зал. Во время просмотра фильма Тимур пытался класть мне руку на плечи, но я ёжилась, и он сразу убирал.

– Давай деньги за билеты, – потребовал знакомый у Тимура, как только в зале зажегся свет. Он открыл кошелёк и замялся.

– У тебя нет денег? – Тимур спросил у меня. Я неплохо зарабатывала и всегда брала с собой деньги, а то мало ли что. Молча достала четыреста рублей и протянула их тому, кто покупал билеты. – Я сейчас сниму и верну, – сказал Тимур.

По дороге не встретилось ни одного банкомата. На такси сначала завезли его, потом меня. Он, скрепя сердце, отдал мне двести рублей, последние в его кошельке. Выходя, он попытался меня поцеловать, я отвернулась. За такси я отдала сто пятьдесят рублей.

* * *

– Пойдём ещё в кино? – Тимур позвонил мне через день.

– Нет.

– Но мы хотя бы увидимся?

– Нет.

– Я же тебе должен деньги. Как я тебе их верну?

– На баланс телефона положи.

Через пару часов мне поступили деньги на баланс. Сто двадцать пять рублей – ровно половина от билетов и такси за минусом двухсот рублей, которые он давал мне на такси.

– Математик, – подумала я. – А говорил, что факультет философии окончил.

Не люблю

– Я догадалась, что ты хочешь подарить мне на день рождения, – заявила Женя Кириллу, парню с Вятки, когда тот в очередной раз ей позвонил.

– Кто-то сказал? – окая, спросил Кирилл. Женя уже привыкла и не обращала внимание на оканье.

– Сама догадалась. Все знают! И все молчат! Но я молодец, поняла. – Большая компания знакомых по форуму «Таврида» парней и девушек с разных регионов страны общалась в чате. По разговорам Женя понимала, что все в курсе подарка.

– И что ты хочешь сказать? – в голосе Кирилла появилось напряжение.

– Что не надо мне это дарить.

– Что это? Ты не сказала.

– Айфон.

– И почему я не могу это сделать? Я уже почти накопил деньги на него.

– Поэтому и не надо. Это слишком дорого.

– Ну, Женя! Нельзя так! Поэтому я и просил, чтобы никто тебе не говорил. Я знал, что ты откажешься.

– А раз знал, зачем тогда?

– Я тебе его пришлю. Никуда не денешься, получишь и примешь подарок.

– Да я его даже получать не пойду, и он обратно тебе уйдёт.

– Женя!

– Почти двадцать пять лет уже.

– Жень, я же ничего от тебя не требую. Ни на что не надеюсь. Просто хочу сделать тебе приятное. Хочу подарить то, что ты очень хочешь, но не можешь себе позволить.

– Я сказала – нет!

– Ну что мне сделать, чтобы ты согласилась?

– Изменить подарок.

– Я больше не знаю, что тебе дарить.

– Цветов будет достаточно.

– Ты смеёшься? Цветы – это само собой разумеющееся.

– Ну и достаточно.

– Не могу я так. Цветы – это не подарок.

– Кирилл, прекрати. Иначе ты меня сейчас разозлишь, и я скажу всё, чего не стоит говорить.

– Говори. Я всё выслушаю.

– Перестань меня провоцировать.

– Жень, я же простой вятский парень. Может, я что-то не так делаю?

– Кирилл, дело не в этом. Понимаешь, я не люблю тебя и никогда не смогу полюбить. Ты надеешься, а я не хочу этого. Ты прислал мягкую игрушку – мне было приятно. Прислал десять пачек «рафаэлок» – мне снова было приятно. Но когда ты стал каждый месяц переводить мне по пять тысяч рублей, придумывая всякие предлоги, у меня появилось ощущение, что ты меня хочешь купить. Ладно, закрыв глаза на всё это, я делаю вид, что верю в то, что ты говоришь. Но айфон – это уже перебор. Мне уже кажется, что я должна буду это как-то отрабатывать. Что я тебе чем-то обязана.

– Перестань городить чушь! Научись печь блины для меня и этого будет достаточно.

– Нет. Не буду я этого делать.

– Почему?

– Я не Катя. Запомни. Это Катя ради Валеры училась печь торт, но она ведь хотела с ним встречаться. А я не хочу. Ни отношений, ни что-то делать для тебя.

– Жень, я такой плохой?

– Ты не плохой. Но я тебя не люблю. И я не хочу быть с тобой, как бы ты этого не пытался добиться. Я не передумаю, сколько бы времени не прошло.

– Значит всё-таки чем-то я тебя не устраиваю. Хотя стараюсь всё сделать для тебя. Ничего не требуя взамен. Ну, извини, что я не тот, кто тебе нужен.

* * *

– Женя, с днем рождения! Пришли фото с букетом пожалуйста.

– Кирилл! Мне никто никогда в жизни не дарил двадцать пять роз! Спасибо!

– Тебе еще нужно идти на почту. Номер почтового отправления сейчас пришлю смс-кой.

– Ты всё-таки что-то прислал?!

– Это не айфон. Можешь смело идти получать.

– Электроблинница?

– Как ты догадалась?

– Ну ты же не зря просил научиться печь блины. Логично, что ты решил подарить то, что мне поможет освоить это.

– Ты – удивительная девушка! И я тебя люблю.

– А я тебя нет.

Ко всем чертям

– Я знаю, что ты хочешь, чтоб я на тебе женился! Не дождёшься! Этого никогда не будет! – Все члены руководства волонтерской организации были в гостях, а Сергей напился и стал орать на своего заместителя Женю. Все смотрели на них и молчали.

– Ты пьяный. Успокойся.

– Ты меня любишь! Я знаю! Все это знают! А мне ты не нужна!

Женя вышла из дома молча, села в машину и уехала. Он попал прямо в точку, причем прилюдно. По щекам текли слёзы.

* * *

– Я никогда не говорил про тебя гадостей! – Сергей сильно возмущался. Он пригласил Женю в кафе «выяснить отношения» и уже выпил три или четыре стакана пива.

– Представь, – ответила она. – Я приезжаю из Москвы. К нам с сестрой в гости пришли две девочки, которых я не знаю. Как выясняется позже, девочка помладше была на нашем форуме для несовершеннолетних, который вы проводили без меня. И она выдаёт фразу: «Так это ты та самая Женя?!» Естественно, я спросила, что это значит. И она говорит: «Сергей говорил, что есть одна Женя, которую мы не увидим, потому что она в Москве, и которую нам лучше и не видеть…», – Женя старалась подробно объяснить, на что обиделась пару месяцев назад, почему тогда перестала с ним разговаривать и даже приняла решение уйти из организации. – Вот как ты думаешь, как я могла на это среагировать?

– Допустим, было такое. Но не совсем так. Когда я выступал перед участниками форума, я сказал, что в организации есть руководитель интернет-проекта, её зовут Женя, что она, то есть ты, могла бы всё подробно рассказать, но они её, то есть тебя, не увидят, потому что она, то есть ты, сейчас по москвам всяким шляется, – Сергей оправдывался.

– Останемся друзьями?

– Возвращайся к нам, нам без тебя плохо. Мне теперь даже положиться не на кого. А впереди ещё предвыборная, мероприятий полным полно, флешмобы, форумы, совещания…

– Вот как тебе не верить… Смотрю на тебя и не могу не верить.

– Женя! Я тебя за это ещё больше люблю!

– Стоп! Мы друзья?

– Друзья.

– Тогда давай всякие любови оставим позади. И никогда больше не будем поднимать эту тему. Договорились?

– Хорошо.

– У тебя своя личная жизнь, у меня своя. И они не пересекаются. Так будет лучше.

* * *

– Женя, хватит уже переписываться с Васятиным! Мы вообще-то тоже тут! – Подруга Жени пыталась вынуть её из телефона. Сергей с другом пригласили их выпить пива и поесть шашлыка. После этого они пошли гулять по центральной улице города. Жене писал парень, который ей нравился, и она периодически отвечала на его сообщения.

– Что?! Васятин?! – Сергей заорал во все горло. – Я, значит, чуть ли не на коленях стою перед министром молодежной политики Устиновой, чтоб она поехала в Крым на форум, а она в это же время с Васятиным?! Сначала в кино ходит с каким-то ушлёпком, потом в Москве с кем-то встречается, а теперь ещё и этот! Всё! Моё терпение лопнуло! После Крыма можешь забыть обо мне!

Женя растерялась и даже не смогла что-то ответить. А дружба в этот миг полетела ко всем чертям…

Там ему и место

– Может потанцуем? – пригласил дядь Петя на дне рождения мамы. Мы много лет дружили семьями, с его сыном росли вместе как брат и сестра. – Ну как живёшь? Парень у тебя есть?

– Нет, никого нет.

– И даже любовника?

– Нет.

– Вот эт да! А как же здоровье? Нужен хотя бы такой, чтоб приехал, деньги тебе отстегнул, сделал своё дело и уехал. Чтобы родить ребёнка можно было.

– А где я должна его искать?

– Да вот он я – перед тобой!

– Вы мне предлагаете ребёнка сделать?

– Да. А чего бы и нет? Могу приезжать к тебе на выходные, помогать материально. Родишь – ребёнка не брошу. Признаю и обеспечу всем.

– Так он же на Вас похож будет!

– Ну и пусть.

– Все об этом узнают…

– И пусть знают. У вас же с сыном моим что-то намечалось, но не сложилось. Я не лезу, это ваши дела. Тебе нужно родить богатыря! Такого, чтоб – ух! А я могу тебе помочь – и морально, и материально, и физически. И ребёнка поднять помогу.

– Спасибо, я как-нибудь сама.

* * *

– Дочери-то рожать пора! – дядь Петя подошёл к моей маме, когда понял, что я благополучно его послала.

– Пора. Но если нé от кого, что ж теперь, от первого встречного что ль?

– Почему от первого встречного? Можно от второго. От такого, чтоб богатырь родился! Чтоб содержать смог. Чтоб дитё здоровое получилось.

Я стояла рядом и слушала, как он теперь это говорил моей маме.

– Ладно, Петь. Всему своё время. Ещё и замуж выйдет, и родит. Всё впереди.

* * *

– Запиши мой номер телефона. Я часто приезжаю в город. Можно будет пересечься, – сказал дядь Петя, когда уходил домой. Записала и сделала дозвон, как он просил. – Как приеду, обязательно позвоню.

– До свидания. – Как только он вышел со двора, добавила его номер в чёрный список. Там ему и место.

Будь мужиком

– Поцелуй меня.

– Отстань.

– Поцелуй, говорю. – Заместитель директора вечером на работе не давал мне пройти по коридору.

– Ты пьяный. Отстань. И успокойся уже. Тут камеры кругом. Соображаешь вообще?

– Ну и пусть. Пусть смотрят и завидуют.

– Завидуют чему?

– Мне. Что со мной такая женщина целуется!

– Ты нормальный вообще? Я же уже много раз говорила, что между нами ничего нет и быть не может!

– Люблю я тебя. Неужели не понимаешь?

– У тебя жена и трое детей. Или ты забыл?

– Семья – это святое. Но ведь бывают же симпатии и после женитьбы.

– Не была замужем, не могу знать об этом.

– Дурак я, что так рано женился. Не знал тогда, что тебя встречу. Ты же мой самый любимый цвет и размер. Конфетка моя. Какой-то странный комплимент получился…

– Но я-то тебя не люблю!

– Ну и не люби. Моей любви на двоих хватит. Я так долго тебя искал…

– Ты приедешь к жене и забудешь обо всём, что говоришь сейчас.

– Нет! Не забуду. Я о тебе каждую минуту думаю. Работать не могу. На детей смотрю и думаю, каких бы ты мне родила.

– Ты пьяный!

– Ну поцелуй меня.

– Нет.

– Пойдём выпьешь. Для храбрости.

– Отстань.

– Можно сегодня переночевать у тебя?

– Нет.

– Пожалуйста. Очень хочу хотя бы одну ночь провести рядом с любимой женщиной. Пожалуйста.

– Нет, я сказала.

– Мне ужасно интересно, какой же тебе нужен? Каким он должен быть? Умным? Красивым? Мужественным? Каким?!

– Порядочным. Но это не про тебя.

– Я очень хочу увидеть, кого ты выберешь.

– Сообщу тебе. Посмотришь.

– Если на работе кого найдёшь, сгною. И тебя, и его.

– Угрозы посыпались…

– Предупреждаю просто. Чтоб знала.

– Иди проспись. И будь мужиком, в конце концов. А то на тебя даже смотреть жалко…

Как рукой сняло

– Андрей, можешь мне помочь? – я позвонила давнему знакомому. Когда-то мы вместе учились в школе, потом я его очень долго любила, а он держал меня на расстоянии вытянутой руки: и не отшивал, и к себе не подпускал. – Я стою на въезде в Саратов. Машина заглохла. Стартер крутит, но движок не запускается. У меня смутные подозрения, что это опять ремень ГРМ…

– Да ты задолбала! – Андрей явно был недоволен. – Что больше некого попросить?

– Не звонила бы тебе тогда.

– Минут через пятнадцать подъеду.

* * *

– Ну и как ты собираешься рассчитываться со мной?

– За чай заплатить? – мы сидели в кафе и пили голый чай после того, как оттащили мою «ласточку» в ближайший автосервис.

– Не надо. Я о другом.

– И о чём же?

– Дурой прикидываешься?

– Что вы? Как можно?

– Трах-тибидох, конечно же.

– А ты не охренел ли?

– Блин, мне в душ надо было сходить. – Он стал обнюхивать себя.

– Так это от тебя? – Я округлила глаза. – А я думаю, откуда так прёт…

Андрей вылупил глаза, распахнул джинсовку и начал нюхать свои подмышки. Я закатилась от смеха.

– Дура! Идиотка!

– А ты хрень не неси. Иди вон к жене и с ней спи. А у меня есть парень, ты знаешь. И я собираюсь за него замуж.

– Он же не будет знать.

– Я буду знать! Этого мало?! Ты мне ответь вот. Неужели ты тогда, два года назад, так и не понял, почему я сказала, чтобы ты мне больше не звонил?

– Кстати, да. Почему? Я до сих пор не понимаю.

– Да-с. Умом ты, оказывается, не блещешь. И чего я тогда в тебе нашла? Столько лет любить пустышку… Я точно дура.

– Так почему всё-таки?

– Ты помнишь, что ты мне предлагал? Помнишь, как доказывал, что изменять – это нормально? Помнишь, как предлагал выйти замуж за первого встречного, а с тобой, цитирую: «иногда встречаться»? То есть жена – это жена, а я так, для шпили-вили раз в полгода…

– Помню я всё. И что?

– Ты всё-таки редкостный идиот! Запомни: я не изменяю! У меня верность в крови! Я не могу предать человека!

– Ты действительно дура или просто строишь из себя королевишну?

– У меня тогда глаза открылись! Я вышла из машины, и всю любовь как рукой сняло. Будто и не было её. Поэтому я утром уехала. И больше никогда не хотела тебя видеть.

– И чего я тогда на тебя не женился?..

– Хорошо, что ты на мне не женился! Тогда я глупой была. Но характер у меня ого-го! Я бы тебя не выдержала и давно бы выгнала. У нас никогда бы с тобой семьи не получилось. Это Ирка тебя терпит, а я бы не стала.

– Какая же ты всё-таки глупая… Не понимаешь жизни.

– Ты понимаешь? Ушёл, натрахался с бабами, пришёл и смотришь жене в глаза, как ни в чём не бывало! А если бы она так делала? Вот представь. Ты приезжаешь из командировки, а на твоём месте спит чужой мужик и обнимает твою Ирку. Как?

– Достану из сейфа ружье и застрелю. Как кабана на охоте.

– То есть это тебе не нравится? А тебе так делать можно, выходит?

– Я мужик! Что хочу, то и делаю!

– Ааа… Вот значит как. Ну, я желаю тебе поменяться местами с женой твоей. Чтоб она тебе изменяла, а ты ничего с этим сделать не смог бы. Чтоб вспомнил мои слова и запомнил бы их на всю жизнь!

– Сучка!

– Ты заслужил именно это!

Андрей смотрел мне в глаза и молчал.

– А сейчас мне пора. Спасибо, что помог.

Митькой звали

– Ты приедешь? – спросила я, позвонив своему парню. – Я тебя жду.

– Не могу. Мама меня не отпустила, а сама уехала. Мне нужно быть дома.

– Жаль, я хотела, чтобы ты мне окно на кухне закрыл. У меня сил не хватает, а дует очень сильно. На кухню заходить не хочется – холодно. А сегодня уже первый день зимы и снег вон как валит.

Он молчал. Через полчаса написал смс-ку, что едет.

* * *

– Я больше не приду, – проронил Митя, глядя мне в глаза. Он пришёл несколько минут назад и сразу сел на подоконник в спальне. Я лежала на заправленной кровати.

– Я поняла, ты меня даже не обнял, когда зашёл. И даже не поздоровался.

– Меня гложат эти недоотношения. – Митя будто меня не слышал и говорил сам с собой. – Ты слишком хорошая. Я не могу поступать с тобой так же, как со всеми своими мимолётными девушками. Ты не такая. Ты выше них, и никогда не думай, что я ставлю тебя с ними на один уровень. Это не так. Я к тебе очень хорошо отношусь. В тебе есть всё, что нужно настоящей женщине: ты очень красива, ты следишь за собой, ты умна настолько, насколько надо женщине, чтоб не отталкивать от себя мужчин, но и не глупа, как все эти фифочки. Поверь, у тебя всё будет хорошо. Ты выйдешь замуж за достойного тебя мужчину, и он будет безумно тебя любить. Я не люблю тебя. Не хочу обманывать. Ты же всегда это понимала.

Мне нечего было ответить.

– Ты изменился после поездки в Москву, – сказала я спустя какое-то время.

– Ты знала, с самого начала знала, что я собираюсь уезжать.

– Но я не думала, что могу полюбить тебя.

– Девочка моя, ты же знаешь, что у меня были и другие девушки. Я никогда не рассматривал всерьёз наши отношения. Так не должно быть. Отношения должны изначально складываться по-другому. У нас сразу всё было неправильно. Вот когда ты встретишь своего мужчину, ты поймёшь, о чём я говорю.

Я молчала.

– Жениться я не собираюсь. Ни на тебе, ни на ком бы то ни было. Семья – это не моё, понимаешь?

– Ты закроешь мне окно? – я решила сменить тему. Он встал и прошёл на кухню. Высокий голубоглазый блондин. Стройный, ухоженный. Умный. Интеллигентный. Наверное, про таких говорят – метросексуал. Хотя тогда я не знала точного значения этого слова. Знакомые подмечали, что внешне мы похожи как брат и сестра и якобы это хороший знак.

– Чай? Чайник вскипел.

– Наливай. – Митя не поднимал глаза. Рассматривая скатерть, пытался поставить бокал внутрь квадратиков, которыми она была разрисована. О чём-то думал. Напряжение нависло над нами.

– Митя, я должна напоследок задать тебе вопрос. Для меня это жизненно важно.

Он глубоко вздохнул и покраснел. Я выдержала паузу и продолжила:

– Скажи мне честно. Скрывать больше не имеет смысла… У тебя были в роду бандеровцы? – Его фамилия, как и моя, оканчивалась на «ко», поэтому этот вопрос достаточно долго сидел у меня в голове. Он вытаращил на меня глаза.

– А у тебя язва врождённая?

– Ты не ответил.

– За три месяца я так и не смог разобраться, когда ты шутишь, а когда говоришь правду…

– Я не шучу. Для меня это действительно очень важно. Теория телегонии. Слышал? Первый мужчина в жизни женщины является потенциальным отцом всех её детей. Так вот, быстро говори. А то я, может, вообще рожать не буду, если ты из рода бандеровцев!

– Успокойся. Не было у меня бандеровцев. Отец составлял генеалогическое дерево – мы из рода казаков, что по его линии, что по линии матери. Так что я чистокровный казак. Можешь рожать и не переживать.

– Почему мне по ногам так дует? – я пошла сторону, откуда тянуло холодом. – Митя! Какого черта?!

– Что? – он подлетел ко мне, а я стояла возле открытого окна на лоджии.

– Ты почему не закрыл окно, когда покурил? Где Матильда? – я выглянула в окно: 13 этаж. – Если она выпала, я тебя сейчас следом выкину!

Из-за дивана показалась кошка и принялась обтираться о ноги Мити. Он взял ее на руки:

– Вот она. Всё хорошо. Она даже и не заметила, что окно открыто.

– А могла заметить. И упасть. Считай, тебе повезло.

Он обошел меня и закрыл окно, всё еще держа Матильду на руках. Она мурчала.

– Мне нужно идти. – Митя направился к входной двери.

– Кошку поставь на место. Спасибо, что пришёл попрощаться. Я буду вспоминать тебя.

Перед выходом мы крепко обнялись, уже как совершенно чужие люди.

– Искренне желаю тебе счастья, – проговорил Митя, и я тихонечко закрыла за ним дверь.

Автор: Елена Городецкая